Молчаливая эпидемия: проблема врачебных ошибок в РФ все более актуальна

28 апреля 2018

В Санкт-Петербургском университете состоялся круглый стол, посвященный ятрогенным ошибкам, — ошибкам, совершенным в процессе оказания медицинской помощи. Юристы, врачи, следователи, криминалисты обсудили сразу два аспекта проблемы: как предотвратить совершение преступлений против жизни и здоровья пациентов и как защитить медицинское сообщество от необоснованных обвинений.

Высокий процент врачебных ошибок — это не только российская проблема, это общемировая тенденция. Члены Международной ассоциации медицинского права называют ятрогению молчаливой эпидемией — настолько сильно от ее уровня зависит благополучие нации.

По поручению Александра Бастрыкина — председателя Следственного комитета России — в прошлом году была создана рабочая группа по выявлению причин ятрогенных преступлений. Ее участниками стали представители СК, Санкт-Петербургского государственного университета, Ассоциации медицинского права и Санкт-Петербургской академии СК РФ. Эксперты рассказывают, что сегодня среди основных причин ятрогении особенно заметен снижающийся уровень подготовки врачей. Один из способов борьбы с низкими показателями профессиональной подготовки — введение в России модели непрерывного медицинского образования. Молодые врачи вливаются в систему в момент окончания вуза — проходят первичную аккредитацию. Затем процедура аккредитации ждет врача каждые пять лет — он должен доказать уровень своих компетенций. Между этими точками — систематическое повышение квалификации и переподготовка, нацеленные на актуализацию навыков и знаний о современных методах лечения, фармакологии и научных разработках. Сегодня процесс внедрения модели регулируется приказом № 66н Министерства здравоохранения РФ о совершенствовании медицинскими и фармацевтическими работниками профессиональных знаний и навыков.

Еще несколько причин озвучил Игорь Акулин, профессор СПбГУ, председатель Ассоциации медицинского права в Петербурге. Среди них — большая нагрузка и отсутствие исчерпывающих нормативных документов, которые могли бы регулировать деятельность врача. В то же время, когда речь идет о медицине, и юристы, и сами врачи обращают внимание, что работа врача имеет рисковый характер, — и здесь уже важно дать оценку — врач рисковал, чтобы спасти человека, сознательно бездействовал или совершил ошибку. Одной из наиболее рисковых специальностей декан факультета стоматологии и медицинских технологий СПбГУ академик РАН, профессор СПбГУ Юрий Щербук назвал нейрохирургию.

Врачи таких сложных специальностей (например, хирурги, акушеры-гинекологи, реаниматологи) больше других подвержены и профессиональному выгоранию — еще одной причине ятрогенных ошибок. Обычно у таких сотрудников слишком продолжительные смены (порой до нескольких суток), плохая обеспеченность оборудованием и расходными материалами и почти полное отсутствие возможности карьерного роста.

Термин «выгорание» появился в 1974 году при наблюдении за работающими психиатрами. Тогда стало понятно, что врачи, имеющие большой стаж, находятся в зоне риска: у них нарушается сон, появляется чувство тревоги и вины, возникают соматические заболевания. Как следствие, врач становится неуверенным в своей компетенции, сомневается в принятых решениях, в его поступках появляются раздражительность, формализм и деперсонализация — циничное отношение к пациентам. Все это со временем ведет к ятрогении. К сожалению, жертвами выгорания чаще других становятся чуткие к пациенту врачи — недозированная эмпатия и перфекционизм подстегивают недовольство своей работой и желание покинуть профессию.

Бороться с выгоранием, убеждены врачи, необходимо в первую очередь превентивно: нормировать нагрузку, сократить «бумажную работу», улучшать условия труда. Вероника Волкова, психолог-педагог АНО «Санкт-Петербургский институт независимой экспертизы и оценки», озвучила еще одно предложение по борьбе c ятрогенией: «Необходимо включить в законодательство право врача на получение дополнительного отдыха в зависимости от субъективной оценки его эмоционального и психологического состояния и психологической помощи». Сегодня такая помощь традиционно оказывается только психиатрам и психологам, но другие врачи нуждаются в ней не меньше, уверены эксперты.